Семь заветных слов   Не научившись понимать истинный смысл слов, нельзя знать людей. (Конфуций)  
  Лирика Древнего Египта Ораторы Древней Греции Русские былины Философские разговоры Слово Пушкина Литературная гостиная Лингвистика  

Главная

Литературная гостинаяЛитературный и художественный Зарайск
Дом-музей А.Н.Островского в Замоскворечье
Северные песни
«Ведьма в лесу» Татьяны Латуковой
«На той и этой стороне». Поэзия Екатерины Польгуевой
Евангелие, иллюстрированное Аракелом Геламеци
Иконы в храме




Татьяна Латукова - детектив Ведьма в лесу
Остросюжетный роман
Татьяны Латуковой
ВЕДЬМА В ЛЕСУ

Апокрифические сюжеты в иллюстрациях Аракела Геламеци

Евангелие конца XVI в., иллюстрированное Аракелом Геламеци, из собрания Матенадарана

Э. М. Корхмазян

На листе 396 рукописи Евангелия изображено Второе пришествие. Иконография данной сцены представлена в варианте, получившем в Армении своеобразную трактовку: при использовании известных, более древних образцов здесь была выражена четкая схема, в основе которой было изображение в центре крупного креста с Христом в медальоне на средокрестии, с трубящими ангелами по сторонам. В нижних частях таких композиций обычно изображались заказчики, владельцы или создатели рукописи. В данном случае Аракел изобразил себя и своего учителя, епископа Филиппоса Keчареци.

«Второе пришествие». Матенадаран. Рукопись № 10805
«Второе пришествие»
Матенадаран. Рукопись № 10805, л.39б

Искать в изображениях портретного сходства, конечно, невозможно. Портреты исполнены в той условной манере, которая характерна для средневекового искусства, особенно для искусства восточной Армении, в силу создавшихся условий долго продолжавшего развиваться на основе старых принципов.

В покрытии орнаментами всего поля креста, его подножия, небесных дисков и верхних углах композиции проявилась тяга художника к узорочью, которая еще усилилась в его творчестве последующих лет. Даже складки на одеяниях представленных здесь фигур расположены таким образом, что образуют своеобразный орнаментальный узор. Кстати, эта характерная условность стиля, любовь к декоративизму — черты, не свойственные эрзерумских центрам письменности, и в то же время весьма типичные для памятников восточной н юго-восточной Армении (откуда Аракел родом) . Это говорит о том, что художник перебрался в Каринскую область уже сложившимся мастером.

Его учитель Фалипос, также писал и украшал миниатюрами рукописи, одна из которых хранится в Матенадаране. Менее умелый мастер, он работает, однако, в том же условном, плоскостном стиле и также предпочитает покрывать все детали изображаемых форм орнаментальными узорами.

Согласно обычаю, существовавшему в ряде письменных центров Армении, особенно в Вспуракане, миниатюры Аракела сопровождаются пояснительными надписями, которые не только помогают в ряде случаев понять назначение тех или иных деталей, но в определенной степени раскрывают особенности мышления и мировосприятия художника, продиктованные временем и средой. Приведем примеры.

«Распятие». Матенадаран. Рукопись № 10805
«Распятие»
Матенадаран. Рукопись № 10805,л.31б

В сцене Распятия Аракелом использован расширенный вариант этого сюжета с распятыми разбойниками и воинами, один из которых прободает ребро Спасителя, а другой подносит ко рту его губку с уксусом. Представлены здесь и символические образы: пеликан с птенцами наверху и лев — у основания креста.

Прочно вошедший в армянскую миниатюру с XV в. образ пеликана, который, по древним понятиям, приносил себя в жертву во имя спасения птенцов, символизировал Христа, также пожертвовавшего собой во имя спасения рода человеческого. (Как известно, пеликан обладает способностью заглатывать большое количество пищи и прятать ее в мешке под клювом. При кормлении птенцов он вновь извлекает ее. В древности думали, что пеликан питает птенцов своею плотью.) Подобное осмысление данного изображения приобретает у Аракела (точнее — в той среде, где работал художник) еще одно значение: птица разрывает свое ребро не только для спасения своих птенцов, по и во имя скорби по Христу. Б надписи к этой миниатюре так и сказано: «птица пеликан, которая во имя скорби по Хрпсту разорвала ребро свое и оживила птенцов». (Матенадаран, рукопись № 10805, л. 31б.)

Сходное объяснение дается и присутствующему в миниатюре льву. В надписи под этим изображением читаем: «лев, который скороит». Надпись эта свидетельствует о том, что символическое осмысление образа льва для Аракела, а вернее для его окруженияя, было уже непонятно, а поскольку Распятие — самый трагический эпизод Евангелия, то все, кто здесь изображен, должны скорбеть и оплакивать Христа. Как известно, лев также принадлежал к образам, символизировавшим Христа. В западной иконографии уже в ХIII — XIV вв. лев довольно часто изображался в сцене Распятия у основания креста, чем подчеркивалась идея Воскресения. Отражение подобных представлений находим и в письменной культуре средневековой Армении. Великий армянский поэт конца Х в., Григор Нарекаци, в одном из своих стихов на Распятие Христово, поместил такие строки:

Я воззвал ко льву,
Который возопил на кресте,
На кресте возопил,
Глас его достиг преисподней.

В армянской миниатюре нам неизвестны более ранние примеры присутствия символического образа льва в Распятии.

В рукописи Аракела, украшенной им несколько лет спустя, в сцене Крещения, рядом с изображениями рыб в Иордане имеется надпись: «рыбы, которые поклоняются Христу». Здесь та же тенденция подчинить все образы Христу: они скорбят, жертвуют во имя его собою, поклоняются ему.

«Крещение». Матенадаран. Рукопись № 10805
«Крещение»
Матенадаран. Рукопись № 10805, л.23б

В миниатюрах Аракела находим немало примеров использования апокрифических сказаний. Так, в сцене Крещения из вновь полученной Матенадараном рукописи в Иордане помещено изображение змея, держащего во рту прямоугольный предмет с нарисованной на нем кистью человеческой руки. Рядом читаем надпись: «река Иордан, сатана в образе змея-дракона, который держит в воде рукопись Адама». (Матенадаран, рукопись № 10805, л. 23б.) Здесь иллюстрировано апокрифическое сказание, согласно которому когда Адам и Ева были изгнаны из рая, они попали во тьму и страшно испугались. Этим воспользовался сатана, который, пригрозив им, что они навечно останутся во тьме, если не дадут согласия служить ему, берет в залог этого согласия отпечаток руки Адама на камне: «и Адам возложил руку свою на камень и сказал: «пока не родит девственница и не умрет бессмертный, до тех пор мы и потомки наши будем тебе слугами». И взял сатана этот камень и спрятал его в водах Иордана. И это была рукопись (подпись) Адама в руке сатаны». Таким образом, отпечаток руки Адама на камне являлся своеобразной подписью, которую держит и в нашей миниатюре поверженный в Иордане при Крещении Христа сатана, ибо приходом Христа, рожденного девственницей, и с последующей смертью бессмертного Спасителя кончилось господство сатаны над людьми.

Изображение змея или змеев в сцене Крещения нередко встречается в армянской миниатюре. На это обратила внимание О. И. Подобедова, посвятившая некоторым особенностям армянской иконографии свой доклад. Автор связывает появление подобных изображений с гимнографической литературой. Еще большее основание для данной иконографии находим в Шаракноце (Сборник армянских церковных мелизматических песен), где в каноне на восьмой день Богоявления читаем: «В реке Иордане Спаситель сокрушил голову змия и своею властью избавил всех». Как показал Н. Эмин, издавший Шараканы в русском переводе, в основе этого канона лежит следующий текст псалма: «Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил головы змиев в воде» (Псалтирь, гл. 73, ст. 13 — 14).

Интeрecно, что в некоторых миниатюрах Аракел изобразил Адама в нимбе, а Еву без нимба — в данном случае мы имеем дело с какими-то местными народными представлениями, согласно которым главным обвиняемым лицом в грехопадении прародителей была Ева.

В двух Евангелиях, украшенных Аракелом позднее (Матенадаран, рукопись № 8931, написанная Аракелом в 1588 г., и рукопись № 7646, созданная им до 1601 г.), имеются миниатюры, изображающие богородицу, окруженную женами и падающую в обморок. Рядом надпись: «Святая богородица, когда услышала о взятии Христа под стражу, лишилась чувств». (Матенадаран, рукописи № 8931, л. 32а и № 7646, л. 12а.) Данная сцена также навеянна апокрифической литературой. Похожую композицию встречаем и у другого видного художника этого времени – Акопа Джугаеци. С апокрифической литературой связаны такие изображения, как Моление родителей богородицы о рождестве ее, Обучение отрока Христа у Гамагиэла (обе темы представлены в рассматриваемой рукописи) и другие.



Следующая страница: Орнаменты и декорировка в иллюстрациях Аракела Геламеци

   • Начало  • Литературная гостиная   • Евангелие, иллюстрированное Аракелом Геламеци   • Апокрифические сюжеты в иллюстрациях Аракела Геламеци  


  Лирика Древнего Египта  |  Ораторы Древней Греции  |  Русские былины  |  Философские разговоры
Слово Пушкина  |  Литературная гостиная  |  Лингвистика
 
  © Семь заветных слов, 2009-2020.
Статьи, лекции, заметки по лингвистике и литературе от древнейших времен до наших дней.
Слова и речи известных людей, афоризмы, тексты книг, рецензии и обзоры художественной литературы.
О проекте
Карта сайта
Сделано Tatsel.ru
Яндекс.Метрика