Семь заветных слов   Самым важным из всех слов мне представляется - последнее слово. (Бертольт Брехт)  
  Лирика Древнего Египта Ораторы Древней Греции Русские былины Философские разговоры Слово Пушкина Литературная гостиная Лингвистика  

Главная

Философские разговорыФилософия и поэзия Омара Хайама
Мишель Эйнем из замка Монтень
Т. В. Кузнецова. Народность искусства как проблема эстетической теории
В. Ф. Шаповалов. Творчество: борьба, свобода и духовное одиночество
А. Т. Павлов. Особенности русской философии
О. С. Пугачев. Философия В. Соловьева
Ю. М. Устюшкин. Культура и гуманитарное знание
В. И. Холодный. Духовный потенциал цивилизации: кризис и возрождение




Татьяна Латукова - детектив Ведьма в лесу
Остросюжетный роман
Татьяны Латуковой
ВЕДЬМА В ЛЕСУ


Духовный потенциал цивилизации: кризис и возрождение

5. Секулярное и религиозное миропонимание

В. И. Холодный

Указанные выше атрибуты духовности универсальны. И именно их наследует гуманистически ориентированная личность, вышедшая за пределы религиозного сознания и мыслящая секулярно. Наряду с этим сегодня настойчиво дает о себе знать тенденция нравственного индифферентизма. Современный человек во многом освободился от влияния религиозного мировосприятия и стал личностью с развитым чувством собственного достоинства, но у него существенно нейтрализовалось чувство совести и сострадания, а чувство вины и покаяния нередко воспринимается в обществе как какой-то сентиментальный предрассудок.

Этот факт стабилизирует консервативное мнение, что для возрождения и поддержания на должном уровне внутренней духовности необходимо возрождать ее традиционные натуралистически-мистические формы, в которых она первоначально формировалась и функционировала. Данное мнение противоречит современной жизненной практике и с ним психологически трудно согласиться, но не в меньшей мере трудно обосновать и иной, более реалистический ход мыслей, логически вытекающий из сегодняшнего бытия.

Постоянное расширение диапазона секулярного миропонимания общеизвестно. Наряду с этим демонстрирует свою стоимость и религиозное, и даже мифологическое отношение к действительности. Именно такую ситуацию следует признать вполне естественной и наиболее продуктивной для духовного и социального развития общества.

Во-первых, материализм не как натуралистическая теория, а как духовное воззрение может быть жизнеспособен только в том случае, если он нацелен не на прямолинейное отрицание патриархально-религиозного видения мира, а на восприятие и реалистическое переосмысление его археологического потенциала. Иными словами, рефлективная секулярная духовность появляется не вдруг, а на протяжении долгих веков как бы вычленяется из пелены религиозной соборности и, совершенствуя свои формы, идет ей на смену в качестве новой интегрирующей основы уже куда более плюралистического мировоззренческого процесса. Именно игнорирование (или недооценка) преемственности между религией и материализмом и делало его односторонне-критическим к беспочвенным в духовном отношении, а в условиях казарменного социализма превратило в вульгарно-идеологическую нейтрализацию всякого инакомыслия.

Во-вторых, в любом реалистически мыслящем обществе всегда будет воспроизводиться мистицизм как крайняя форма морально-психологического плюрализма. Думается, что мистицизм следует рассматривать сегодня не в качестве бесплодного предрассудка, а как наиболее наглядное проявление в человеке специфической активности самой природы, ее неразмышляющей жизненной силы. Все непроизвольные движения души человеческой как бы представляют собой значимый для общества инструмент взаимодействия между стихийной жизненностью космоса и сознательным рационалистическим мышлением человека.

Именно мистицизм является предельно спонтанным и эмоционально насыщенным выражением данной взаимосвязи, и в силу этого «обладает определенным прогностическим потенциалом, подчас предвосхищая научные открытия».[ Гуревич П. С Возрожден ли мистицизм? М., 1984. С. 6.] Возможно, иррациональное умонастроение, меняя свои формы, всегда будет первопроходцем в поиске новых путей смысложизненного самовыражения человека.

В-третьих, атрибутом археологического материализма следует считать не только рефлексию духовных первооснов общинно-религиозного сознания, но и исключительно почтительное отношение ко всем прошлым формам духовности, в том числе и религиозной. В этом плане мифологическое и религиозное мироощущение в снятом виде будет постоянно как бы вплетено в структуру рефлективного секулярного сознания человека.

Публикуется по изданию: Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. №6 1992 год

Интересный ресурс: Магия и волшебство. Сайт рассматривает религиозные и мифологические сюжеты через призму материалистических воззрений. Также на сайте представлены исторические заметки о столкновениях различных миропониманий и легенды о чудовищах из различных мифологий мира.



Следующая страница: 6. Сообщество духовных учений

   • Начало  • Философские разговоры   • В. И. Холодный. Духовный потенциал цивилизации: кризис и возрождение   • 5. Секулярное и религиозное миропонимание  


  Лирика Древнего Египта  |  Ораторы Древней Греции  |  Русские былины  |  Философские разговоры
Слово Пушкина  |  Литературная гостиная  |  Лингвистика
 
  © Семь заветных слов, 2009-2020.
Статьи, лекции, заметки по лингвистике и литературе от древнейших времен до наших дней.
Слова и речи известных людей, афоризмы, тексты книг, рецензии и обзоры художественной литературы.
О проекте
Карта сайта
Сделано Tatsel.ru
Яндекс.Метрика