Семь заветных слов   Не научившись понимать истинный смысл слов, нельзя знать людей. (Конфуций)  
  Лирика Древнего Египта Ораторы Древней Греции Русские былины Философские разговоры Слово Пушкина Литературная гостиная Лингвистика  

Главная

Философские разговорыФилософия и поэзия Омара Хайама
Мишель Эйнем из замка Монтень
Скептический фидеизм Монтеня
Философские идеи Монтеня
Народность искусства как проблема эстетической теории
Творчество: борьба, свобода и духовное одиночество
Особенности русской философии
Философия В. Соловьева
Культура и гуманитарное знание


Словарь старинных слов:

Имут — имеют.


Татьяна Латукова - детектив Ведьма в лесу
Остросюжетный роман
Татьяны Латуковой
ВЕДЬМА В ЛЕСУ

Философия В. Соловьева: абсолют и мораль

О.С.Пугачев

Мы отчасти говорили выше о том ценном, что не затронуто временем в этике Соловьева. Попытка основать нравственность на фундаменте абсолюта также представляет отнюдь не только историко-философский интерес; наше время испытывает острую нужду в приоритете таких нравственных норм, как жалость, стыд, сострадание, любовь... Проблема абсолютного в морали не могла, в силу известных причин, ранее быть поставленной в отечественной этике со всей четкостью и полнотой. Все энциклопедии и словами трактовали абсолют как понятие идеалистической философии, т. е. той, которая «враждебна» науке и свободомыслию, и допустить это понятие в материализм можно было, только приложив его к атрибутам вечной материи или процессу познания.

Первая статья с отважным названием «К проблеме абсолютного в морали» увидела свет в 1987 г. Ее автор Ю. М. Смоленцев, ссылается на работы Ю. Н. Давыдова и М. И. Бобневой, где имеется апелляция к понятию морального абсолюта, которое, однако, не обосновывается и не разворачивается. (Смоленцев Ю. Н. К проблеме абсолютного в морали//Этика. Мировоззрение. Нравственное воспитание. М, 1987. С. 130.)

Автор видит проблему следующим образом: «В материалистической трактовке это понятие – абсолют – может означать какой-то элемент содержания морали, который присущ ей с момента возникновения до границ, прогнозируемых этической теорией. В более широком смысле понятие абсолютного в морали может охватывать не только элементы содержания, но и некоторые всеобщие формы существования и функции, свойственные всем конкретно-историческим системам мира». Такие абсолюты работают на двух уровнях «реально действующей морали»:
а) конкретных требований, норм и оценок
б) ценностных ориентаций и нравственных идеалов.»

Автором ставится задача исследовать механизм взаимосвязи между ними. Ю. М. Смоленцев полагает, что в моральной практике имеется тенденция использовать простые нормы нравственности как своего рода моральные абсолюты, хотя это является фикцией морального сознания, но фикцией необходимой, без которой морали было бы трудно функционировать. Эти «абсолюты» сами нуждаются в высшей санкции и таковую им дают нравственные идеалы и ценностные образцы, но и они не могут, по мнению автора, претендовать на роль абсолюта, так как подвержены историческим изменениям, вплетены в контекст социального.

Далее в работе показывается, что именно гуманизм, выступающий в разных исторических формах, само понятие которого связано с вопросом о родовой сущности человека, несет в себе «момент абсолютности в морали». Мы думаем, что аргументы, приведенные автором в защиту последнего положения, достаточно весомы, но, со своей стороны, считаем необходимым добавить, что для функционирования моральных абсолютов (даже как фикций), да и нравственности вообще, необходима еще и моральная вера.

Эта вера не всегда совпадает с верой религиозной, и, вероятно, только на ее основе возможно внерелигиозное обоснование нравственности и «ненавязывание» индивиду и обществу искусственно произведенных идеалов и абсолютизированного относительного. С другой стороны, нам кажется бессмысленным говорить о моральных принципах, идеалах, если, как это ни покажется парадоксальным, не рассматривать человека в качестве существа нравственного.

В этом свете поиски Вл. Соловьева заслуживают серьезного внимания. Кроме того, они удивительно современны. Вчитаемся хотя бы в небольшой отрывок из работы американских ученых, которые, описывая умонастроение в американском обществе 60 — 70-х гг., рисуют следующую картину: «Склонность воспитателей к моральному релятивизму привела к тому, чтг» право свободного выбора они распространили на саму социальную мораль: воры (если только они принадлежали к белой расе и среднему классу) стали людьми «с другой системой ценностей», беременность девочки-подростка стала выражением «иного стиля жизни» и воспитатели учили нас, что дети имеют право на свой собственный язык, сексуальное поведение и систему ценностей. Мораль стала считаться вопросом личных ощущений, а не публичных и социальных установок». (Олден Ивист Э, Клем М. Нравственные потребности человеческого рода. Вестн. Моск ув-та. Сер 7, «Философия>. 1989. № 6 С 33 — 34.)

Авторы особо подчеркивают необходимость моральных принципов и добродетелей, без которых общество не может выжить. Нужны нравственные абсолюты. Об этом же пишет и А. В. Гулыга: «Важно. понять, что без признания морального абсолюта никакие нравственные императивы не «работают», приобретают релятивный характер». (Гулыга А. В. Указ. соч. С. 39.) В этом же ключе, но с иными акцентами, размышления А. Ф. Лосева. (Лосев А. Ф. Владимир Соловьев и его время С 526 — 537.) Наше время позволило воочию убедиться в правомерности соловьевских усилий, направленных на «оправдание» Добра.

Публикуется по изданию: Вестник Московского Университета, серия 7 - Философия. №6, 1992 год




   • Начало  • Философские разговоры   • Философия В. Соловьева   • Философия В. Соловьева: абсолют и мораль  


  Лирика Древнего Египта  |  Ораторы Древней Греции  |  Русские былины  |  Философские разговоры
Слово Пушкина  |  Литературная гостиная  |  Лингвистика
 
  © Семь заветных слов, 2009-2016.
Статьи, лекции, заметки по лингвистике и литературе от древнейших времен до наших дней.
Слова и речи известных людей, афоризмы, тексты книг, рецензии и обзоры художественной литературы.
О проекте
Карта сайта
Сделано Tatsel.ru
Яндекс.Метрика